Од­но удо­воль­ствие смот­реть рус­ские филь­мы, ко­то­рые од­но­знач­но пере­шли на но­вый уро­вень раз­ви­тия. Со­вет­ское гов­но превра­ти­лось в осо­бое уны­лое соп­ле­же­ва­ние, по­ли­зы­ва­ю­щее всем под­ряд. Ме­жду про­чим, у нас (вер­нее "у них", мы же те­перь вра­ги, бу­го­га) ре­зультат за­во­ра­чи­ва­ют в бле­стя­щую гол­ли­вуд­скую упа­ков­ку, не по­ни­мая, что там-то как раз ис­кать и не­че­го, осо­бен­но с от­сут­стви­ем у нас ак­те­ров та­мошне­го уров­ня. Од­ним сло­вом, уны­ло­му филь­му уны­лая ре­цен­зия с 2,3 лит­ра­ми жел­чи и ще­поткой не­на­ви­сти. Все на­чи­на­ет­ся с без­упреч­ной ге­рои­че­ской сце­ны с Ко­стей Ха­бен­ским, ко­то­рый по­сле До­зо­ров вос­при­ни­ма­ет­ся как-то не по се­рьез­но­му. Да­же на­блю­дая его в вы­чур­ном адми­раль­ском ки­теле так и ждешь по­яв­ле­ния за­вет­но­го фо­на­ри­ка из зад­не­го кар­ма­на с при­зы­вом вый­ти из су­мра­ка. Хо­тя, я вам ска­жу, этот ак­тер в то же вре­мя и самое силь­ное ме­сто филь­ма. Игра­ет он про­сто от­мен­но, за что ему низ­кий поклон, не зря же да­же с Джо­ли и Фр­име­ном в од­ном кад­ре по­сто­ял, но весь фильм это увы не спа­са­ет. Стан­дарт­ная за­вяз­ка всех эпи­че­ских ге­рои­че­ских "ки­ней" ша­блон­но ско­пи­ро­ва­на и в этом филь­ме: пер­вые 5 ми­нут ак­те­ры тро­га­тель­но пиз­дят о своих те­лоч­ках, хва­стая, кто что ко­му за­да­рил, и лю­без­ни­ча­ют, распи­вая чай из ча­шек, ко­то­рые своим внеш­ним ви­дом ну про­сто пол­но­стью на­по­ми­на­ют ана­ло­ги из рекви­зи­та ва­гон­ных про­вод­ни­ков. И как все­гда, неожи­дан­но слу­ча­ет­ся пиз­дец - не­мец­кий ко­рабль с на­зва­ни­ем, ко­то­рое бы не­пло­хо подо­шло осве­жи­те­лю во­ду­ха или сред­ству от бес­пло­дия, на­чи­на­ет па­лить, что есть мо­чи, из двух своих пу­шек по ях­те госпо­ди­на Кол­ча­ка. По­след­не­му это не со­всем нра­вит­ся, но, сле­дуя тон­ко­стям жан­ра и да­вая ви­зу­а­ли­за­то­рам от­ра­бо­тать по­тра­чен­ные на спец. эф­фек­ты день­ги еще ми­нут 15 вме­сто ак­тив­но­го от­по­ра мы на­блю­да­ем кар­тин­ные, подре­ту­ши­ро­ван­ные взры­вы, брыз­ги во­ды, оторван­ные ко­неч­но­сти и па­фосные вы­ра­же­ния лиц мат­росской массов­ки (это важ­но, ли­ца вез­де оди­на­ковые), ко­то­рая но­сит­ся по па­лу­бе, аки ДЦПш­ные гиб­бо­ны, бес­по­ря­доч­но по­ги­бая и оро­шая па­лу­бу своим кро­ве­за­ме­ни­телем. Но все­му есть пре­дел и вот уже сам Алек­сандр Ва­си­лье­вич за­ла­зит на Big Fucking Gun что­бы од­ним снайпер­ским вы­стре­лом вы­не­сти па­ру пу­шек, что ми­нут 20 без­успеш­но пы­та­лась сде­лать массов­ка, обез­об­ра­жен­ные гри­ме­ра­ми те­ла ко­то­рых бес­по­ря­доч­но ва­ля­ют­ся по­всю­ду. Но од­но­го точно­го вы­стре­ла ма­ло и вме­сто то­го что­бы про­сто до­бить мер­зав­цев то­чеч­ны­ми уда­рам - фор­тит же, су­ка, Кол­чак заслу­ши­ва­ет про ка­кие-то "по­ре­моти­ро­ван­ные тру­бы" от ну очень уж по­тас­кан­но­го в бою мич­ма­на с эро­ти­че­ски приспу­щен­ной на од­но пле­чо тельняш­кой и отда­ет едист­вен­но-вер­ный при­каз: "Мы вот ту ми­ны расстав­ля­ли ми­нут 30 как, а по­плы­вем ка мы там по­пла­ва­ем ма­ле­ха". И тут мы убе­жда­ем­ся, что бо­жень­ка лю­бит бе­ло­гвар­дей­цев, сцена­ри­стов и лич­но глав­но­го по Гор­све­ту. Вся массов­ка во гла­ве с офи­цер­ским со­ста­вом, на ко­то­рых ме­ста­ми по­яви­лись гряз­но-крас­ные бин­ты для бое­во­го де­ко­ра, сни­ма­ют шля­пы и мо­лят­ся на ко­лен­ках. И тут по идее филь­му дол­жен был бы прий­ти ло­ги­че­ский ко­нец, Кол­чак и ре­бя­та встре­ти­лись бы со все­вышнем от сво­ей же ми­ны, но па­ца­ны в ки­но та­кую ко­ротко­мет­раж­ку не оце­ни­ли бы. Имен­но поэто­му судь­бу Ти­та­ни­ка по­вто­ря­ет ко­рабль-осве­жи­тель, а мы тем вре­ме­нем пере­но­сим­ся на свет­скую ве­чер­ни­ку цар­ских угод­ни­ков, где и на­чи­на­ют­ся основ­ные соп­ли. Де­ло вот в чем со­сто­ит: мсье адми­рал запа­да­ет на же­ну сво­е­го дру­га со смеш­ной ли­це­вой рас­ти­тель­но­стью, из-за че­го он (друг, не же­на, как не­ко­то­рые мог­ли поду­мать) на­по­ми­на­ет Пор­то­са, ко­то­рый пере­жи­ва­ет не са­мые луч­шие вре­ме­на в пла­не пи­та­ния. Не­уда­чи пере­хо­дят и на лич­ный фронт. Же­нуш­ка в ша­ге от по­хо­да на ле­во, а ле­во чуть вы­ше по зва­нию и сни­ма­лось в ку­че дру­гих филь­мов, поэто­му вол­не­ния впол­не оправ­да­ны. Вздо­хи вздо­ха­ми, а вой­на вой­ной. Наш ко­рабль за­плы­ва­ет в Риж­ский за­лив, где под­клю­ча­ют­ся к вы­со­ко­ско­рост­но­му ка­на­лу пере­да­чи дан­ных, ко­то­рый пред­став­ляет со­бой огром­ную ржа­вую пла­ва­ю­щую же­ле­зя­ку, о чем тор­же­ству­ю­щим го­ло­сом со­об­ща­ет мат­рос массов­ки, ко­то­ро­го меж­ду про­чим че­рез 5 ми­нут уби­ва­ют. Да­лее ре­жис­сер­ская за­дум­ка пере­но­сит нас на зем­лю, где сол­да­ти­ки с трех­ли­ней­ка­ми и в мод­ных пальто вы­ла­зят из око­пов и с кри­ка­ми яро­сти на­чи­на­ют бе­жать в сто­ро­ну пред­по­ла­га­е­мо­го вра­га. Зри­тель напря­га­ет­ся, вот вро­де бы уже долж­но на­чать­ся кро­ва­вое ме­си­во, но та же прокля­тая за­дум­ка пере­но­сит нас к им­пе­ра­торско­му двор­цу, где Кол­чак жерт­вуя лю­бо­вью сохра­ня­ет друж­бу дру­га, а в ка­че­стве компен­са­ции по­лу­ча­ет зва­ние ви­це-адми­ра­ла и икон­ку в по­да­рок. Ме­жду про­чим, пра­во­сла­вие рекла­ми­ру­ет­ся в филь­ме на каж­дом ша­гу, в бо­га ве­рят все, вся­че­ски пы­та­ясь это про­де­монстри­ро­вать: кре­стят­ся, де­монстри­ру­ют кре­сти­ки, раз­го­ва­ри­ва­ют и про­сто ду­ма­ют о бо­ге. Имен­но по этой при­чи­не сек­са в филь­ме и не­ту. Кол­чак огра­ни­чил­ся уси-пу­си­ньем в пись­мен­ном ви­де и том­ны­ми вздо­ха­ми. Вот ведь по­ко­ле­ние бы­ло...Па­фосный цар­ский раз­гул по­сте­пен­но сме­ня­ет­ся на не­здо­ро­вые ре­ван­шист­ские на­строе­ния массов­ки, на­чи­на­ет­ся про­сто та­ки пир массо­вых бес­смыс­лен­ных убийств бо­ро­да­тых му­жи­ков в офи­цер­ской фор­ме. А это толь­ко по­ло­ви­на филь­ма, а сколь­ко всего на­ме­ша­ли дальше, го­ло­ва про­сто кру­гом идет: ко­ни, лю­ди, пра­во­сла­вие, рус­ский три­ко­лор и аме­ри­канский флаг в кад­ре, сно­ва пра­во­сла­вие, ка­за­ки в па­па­хах, из­ме­на 2-го укра­инско­го пол­ка, пе­чаль­ные уса­чи, ам­пу­та­ция саб­лей. И за­кан­чи­ва­ет­ся все груст­ной смер­тью в кре­сто­вид­ной опо­лон­ке с крас­ной во­дой. Это очень-очень церков­но и по-рус­ски. Пе­ред тит­ра­ми зри­тель огром­ны­ми бук­ва­ми под же­ле­зо со­зер­ца­ет над­пись Ад­ми­ралъ. Имен­но с твердым зна­ком. Та­ким же твердым, не­ру­ши­мым, как и же­ла­ние филь­мо­де­лов снять что-то па­три­о­ти­че­ское и пра­во­слав­ное, та­ким же твердым, как и уны­лый пер­воклассный ма­разм, ко­то­рый на­род так ак­тив­но ха­ва­ет в ки­но­те­ат­рах, по­то­му что "в глав­ное ро­ли отот из до­зо­ров, а кол­чак - ржачное сло­во". А ско­ро еще Макс Пейн вы­хо­дит и (ба­ра­бан­ная дробь) но­вый Бонд. Оста­вайтесь на свя­зи, мо­ре по­зи­тив­но­го не­га­ти­ва уже го­то­во вы­лит­ся на го­ло­вы ни в чем не­по­вин­ных чи­та­телей ;)