Science flies you to the moon. Religion flies you into buildings.

Ге­ни­аль­ный пи­кре­лей­тед, я счи­таю. Так смеш­но на­блю­дать, как на­ша стра­на пы­та­ет­ся быть пра­во­слав­ной или ка­кой-то там хри­сти­анской, ну про­сто сле­зы на гла­за на­во­ра­чи­ва­ют­ся. Осо­бен­но бе­сит ме­ня, как по­том­ка аф­ри­канской обе­зья­ны, та­кой празд­ник, как Пас­ха. Ка­за­лось бы, у нас свет­ское го­су­дар­ство, церковь отде­ле­на от трех вет­вей вла­сти, осво­бо­жде­на от на­ло­го­об­ло­же­ния (ой как зря, про­фи­цит­ный бюд­жет был бы обес­пе­чен от­чис­ле­ни­я­ми с "по­жерт­во­ва­ний"), но все рав­но каж­дую Пас­ху лю­бой го­ро­док превра­ща­ет­ся в та­кой се­бе ло­каль­ный Ва­ти­кан, где все му­да­ки хо­дят счаст­ли­вые: кто от бо­жей благо­да­ти, а кто от освя­щен­ной вод­ки, го­во­рят заучен­ное ХР - ВВ и ло­бы­за­ют­ся, ис­то­чая сча­стье и запах пере­га­ра. Это кста­ти отдель­ный раз­го­вор. Идет те­бе на встре­чу зна­ко­мый, ко­то­ро­го ты и по име­ни-то не по­мнишь и ка­за­лось бы ма­невр сто­ронне­го об­хо­да уже по­чти со­вер­шен, но тут в спи­ну те­бе раз­да­ет­ся "кре­стос воскре­се". Ну а те­бе про­сто как бы похуй - за 1976 лет с mission failed и даль­ней­ше­го load game по­ра бы уже и при­вык­нуть к этой но­во­сти, но вот толь­ко это те­ло уже со слю­ня­вы­ми гу­ба­ми и бле­стя­щи­ми гла­за­ми ждет от те­бя от­вет­ной ре­ак­ции. Страш­но жить в этом ми­ре, дру­зья. Еще смеш­но на­блю­дать, как быд­ло, ко­то­рое хар­кает на зем­лю и пьет пи­во ря­дом с со­бо­ром, рас­кла­ды­ва­ет прес­ные, не­вкус­ные па­ски и бу­тыл­ки вод­ки на зем­лю, что­бы свя­щен­ник окро­пил их с по­мо­щью ве­ни­ка "вол­шеб­ной" во­дой. Все вол­шеб­ство за­клю­ча­ет­ся в том, что подоб­ную чу­до­дей­ствен­ную во­ду мож­но за­де­лать и до­ма без опус­ка­ния в се­ре­брен­ный чан зо­ло­то­го пя­ти­ки­ло­грам­мо­во­го ин­кру­сти­ро­ван­но­го кре­ста с про­чте­ни­ем мантр на древне­сла­вян­ском ржач­ном на­ре­чии. Про­сто мож­но ку­пить обыч­ный со­вет­ский се­ре­бри­тель у де­душ­ки на ра­дио­рын­ке и по­лу­чить та­кой се­бе ми­ни­храм на кух­не в трех­лит­ро­вой банке. Че­го я вдруг так взъел­ся? Про­сто сего­дня, про­гу­ли­ваясь по го­ро­ду, уви­дел трех ма­ло­ле­ток, лет по 12-13, ро­жи жел­тые, в грязных ру­ках по си­га­ре­те, у од­но­го на ебле сле­ды за­стыв­ше­го клея, у дру­го­го ни­же локтя ру­ка вся не­здо­ро­во­го цве­та пере­зрев­шей ре­дис­ки; и ми­мо них идет та­кой се­бе поп, пу­зо ко­то­ро­го вме­сти­ло бы сред­нюю се­мью ки­тайских эм­ми­гран­тов при не­за­кон­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы. На гру­ди огром­ный зо­ло­той крест, в ру­ках пух­лая бар­сет­ка и клю­чи с мульти­ло­ком. Вот та­кая, блядь, со­ци­аль­ная спра­ведли­вость - мож­но всю жизнь за­ни­мать­ся слу­же­ни­ем то­му, чье су­ще­ство­ва­ние да­же тео­ре­ти­че­ски не до­ка­за­но и ни в чем се­бе не отка­зы­вать, а мож­но ро­дить­ся в еба­ной стра­не у ма­ма­ши-ал­каш­ки и к 18 го­дам сдох­нуть от СПИДа, ши­ря­нув­шись че­рез грязный ба­ян. Если бог и су­ще­ству­ет, то у не­го не­вы­но­си­мо хуй­о­вый отдел по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью, я вам ска­жу.